Вопросы правоприменительной практики, влияющие на работу бухгалтера

Опубликовано Постановление Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее по тексту также – постановление).

В указанном документе высший судебный орган, руководствуясь Федеральным конституционным судом РФ от 05.02.2014 №3-ФКЗ сформулировал обязательные к применению нижестоящими судами правовые позиции по применению положений части первой Гражданского кодекса РФ. В частности, разъяснены отдельные вопросы о государственной регистрации объектов недвижимого имущества, о способах защиты нарушенного права и возмещении причиненных убытков, разрешены спорные вопросы ограничения правоспособности физических лиц, отдельные вопросы реорганизации и ликвидации организаций, защиты нематериальных благ, общие положения о сделках и признании их недействительными, порядок принятия решений собраний, вопросы представительства и другие.

Важность и необходимость принятого постановления обусловлена многообразием фактов хозяйственной деятельности и возникающих при ее осуществлении спорных вопросов, при разрешении которых отдельные нормы Гражданского кодекса РФ не могут быть применены непосредственно, а требуют разъяснения.

Так, ВС РФ в Определении от 29.06.2015 №310-ЭС15-6758 счел необходимым применить содержащиеся в п. 38 рассматриваемого постановления разъяснения применения положений ст. ст. 130, 133 ГК РФ. В рассмотренном деле суд указал, что спорный объект со степенью готовности 1% (несущие конструкции подземных гаражей) не является объектом недвижимости, «поскольку при разрешении вопроса о признании строящегося объекта недвижимой вещью необходимо установить, что на нем, по крайней мере, полностью завершены работы по сооружению фундамента или аналогичные им работы».

Рассмотрим другие постулаты рассматриваемого документа.

Верховный суд исходит из более активной роли суда, в частности, при установлении обстоятельств, на которые ссылаются стороны в ходе рассмотрения гражданского спора. Так, в пункте 1 документа разъяснено, что в случае выявления, в том числе по инициативе суда, признаков недобросовестного поведения стороны суд наделен полномочиями не только отказать в защите принадлежащего ей права, но и применить иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны, а также, что немаловажно, защиту интересов третьих лиц. Вопросы добросовестного поведения стороны оцениваются судом при рассмотрении заявлений о недействительности сделок (п. 70 постановления).

Разъяснено, что для лиц, не являющихся сторонами сделки и не участвовавших в деле, подлежащие государственной регистрации права на имущество возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, а не в момент совершения или фактического исполнения сделки либо вступления в законную силу судебного решения, на основании которых возникают, изменяются или прекращаются такие права (п. 3 постановления).

В случае возникновения спора на зарегистрированное право заинтересованное лицо вправе инициировать внесение в государственный реестр отметок о соответствующем притязании. Если это лицо в дальнейшем не оспорило зарегистрированное право или в соответствующем иске было отказано, на него может быть возложена обязанность возместить причиненные наличием такой отметки убытки в соответствии со ст. 15 ГК РФ (п. 4 постановления).

В п. 9 постановления суд разъяснил, что согласно абз. 13 ст. 12 ГК РФ при рассмотрении споров, связанных с защитой гражданских прав, суд не применяет противоречащий закону акт государственного органа или органа местного самоуправления независимо от признания этого акта недействительным.

В пунктах 11 – 16 постановления разъяснены отдельные вопросы возмещения убытков. В частности, размер подлежащих возмещению убытков, в том числе упущенной выгоды, которая носит вероятностный характер, определяется «с разумной степенью достоверности»; лицо, нарушившее обязательство, всегда несет бремя доказывания своей невиновности; конкретизированы вопросы оценки суммы подлежащего возмещению ущерба, в том числе в случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем (например, повреждение автомобиля в ДТП) и другие.

В пунктах 18 – 20 постановления рассмотрены правовые последствия злоупотребления гражданином спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. ст. 30 – 31 ГК РФ). Суд вправе ограничить дееспособность такого гражданина независимо от признания его страдающим хроническим алкоголизмом и наркоманией, если будет установлено, что вследствие пристрастия к он ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Суд признает гражданина недееспособным, если будет установлено, что он не может понимать значение своих действий и руководить ими. А если значение своих действий гражданин понимает, но только при помощи других лиц, то суд принимает решение об ограничении его дееспособности.

Значительное внимание в документе уделено юридическим лицам (пункты 21 – 37 рассматриваемого постановления). В частности, указано, что по смыслу статьей 51 и 53 ГК РФ неясности и противоречия в положениях учредительных документов юридического лица об ограничениях полномочий единоличного исполнительного органа толкуются в пользу отсутствия таких ограничений. Если учредительным документом юридического лица предусмотрено, что полномочия выступать от его имени предоставлены нескольким лицам, предполагается, что они осуществляют полномочия самостоятельно по всем вопросам компетенции.

Также разъяснены отдельные вопросы реорганизации юридических лиц. Обращено внимание, что при преобразовании у кредитора не возникает право требования досрочного исполнения обязательств (ст. ст. 58 – 60 ГК РФ). Рассмотрены вопросы ликвидации юридических лиц, в том числе в случае неоднократного нарушения законодательства (ст. 61 ГК РФ): такаяисключительная мера должна быть соразмерной допущенным юридическим лицом нарушениям (п. 28 постановления).

Урегулированы отдельны вопросы рассмотрения судами корпоративных споров (п.п. 30 – 37 постановления), в том числе правовое положение участников корпорации, принятие корпоративных решений, досудебное урегулирование споров, возникающих между участниками корпоративного договора (ст. ст. 65.1 – 65.3 ГК РФ).

В пунктах 38 – 49 постановления рассмотрены отдельные объекты гражданских прав, вопросы защиты нематериальных благ. В частности, обращено внимание на императивность требований государственной регистрации объектов недвижимости (ст. 130 ГК РФ), в том числе единого недвижимого комплекса (ст. 133.1 ГК РФ), который в отсутствие такой регистрации  является совокупностью вещей. Законом не допускается обнародование изображения гражданина без его согласия, за исключением случаев, перечисленных в ст. 152.1 ГК РФ, в том числе когда имеет место публичный интерес (ст. 152.1 ГК РФ).

В пунктах 50 – 102 постановления рассмотрены положения о заключении сделок и признание их недействительными. Рассмотрены вопросы получения необходимого в силу ст. 153 ГК РФ согласия стороны на заключение сделки (п. 53 – 57 постановления). Согласие может быть предварительным, и в таком случае оно может быть отозвано до совершения сделки при условии возмещения убытков (ст. 15 ГК РФ). Указано, что срок исковой давности по требованиям о понуждении уклоняющейся стороны к нотариальному удостоверению сделки или ее государственной регистрации (в случае, когда такое удостоверение или регистрация необходимы), составляет один год (ст. ст. 165, 200 ГК РФ, п.п. 58 – 62 постановления). В п. 63 постановления разъяснены вопросы направления сторонами юридически значимых сообщений (ст. 165.1 ГК РФ), в п. 67 постановления определено, риски последствий неполучения сообщений несет адресат (ст. 67 постановления). Отдельно указано, что юридически значимое сообщение может быть направлено, в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении (п. 65 постановления). Бремя доказывания факта направления сообщения и его доставки получателю лежит на отправителе (п. 67 постановления).

Вопросы признания сделок недействительными изложены в п. п. 69 – 102 рассматриваемого документа.

В частности, рассмотрены вопросы признания недействительными сделок, нарушающих требования закона или иного правового акта и при этом посягающих на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. В п. 75 Пленум разъяснил содержание понятия «публичные интересы». При этом факты уклонения от уплаты налогов не входят в предмет доказывания по спору о признании сделки недействительной (п. 77 постановления). Если в ходе налоговой проверки установлен факт занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации совершенных сделок, налоговый орган а основании ст. 45 НК РФ обращается в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов (п. 77 постановления). В п. 85 постановления пленум также разъяснил, что нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности.

Также в п. 77 постановления указано, что согласно п. 3 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. В таком случае в исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке.

Касательно признания ничтожности мнимой сделки пленум разъяснил в п. 86 постановления, что осуществление сторонами сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности также не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ.

В случае выявления притворной сделки (п. 2 ст. 170 ГК РФ), в том числе если для прикрытия совершается не одна, а несколько сделок, все прикрывающие сделки являются ничтожными, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила. Например, если судом будет установлено, что участник общества с ограниченной ответственностью заключил договор дарения части принадлежащей ему доли в уставном капитале общества третьему лицу с целью дальнейшей продажи оставшейся части доли в обход правил о преимущественном праве других участников на покупку доли, договор дарения и последующая купля-продажа части доли могут быть квалифицированы как единый договор купли-продажи, совершенный с нарушением названных правил (п. 8 постановления).

При этом совершение сделки лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, не влечет ее недействительности (п. 89 постановления). В таком случае другая сторона сделки вправе отказаться от договора и потребовать возмещения причиненных убытков в порядке ст. 15, 450.1 ГК РФ.

В то же время в п. 94 постановления разъяснено, что по смыслу пункта 2 статьи 174.1 ГК РФ является действительной сделка, совершенная в нарушение запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного судом или судебным приставом-исполнителем, в том числе в целях возможного обращения взыскания на такое имущество (п. 2 ст. 174.1 ГК РФ). Такой вывод обусловлен тем, что совершение такой сделки не препятствует кредитору или иному управомоченному лицу в реализации прав, обеспечивающихся запретом, в частности, посредством подачи иска об обращении взыскания на такое имущество (пункт 5 статьи 334, 348, 349 ГК РФ).

В пунктах 101 – 102 постановления разъяснены вопросы исчисления сроков исковой давности для признания ничтожной или оспоримой сделки недействительной.

Отдельное внимание в постановлении уделено решениям собраний (п. 103 – 119 постановления), в том числе вопросы принятия решений и возможности их обжалования.

В п.п. 121 – 132 рассматриваемого документа рассмотрены отдельные вопросы представительства. В частности, пленум обратил внимание, что доверенности на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами должны быть нотариально удостоверены (пункт 1 статьи 1851 ГК РФ). Также обращено внимание, что установление факта заключения сделки представителем без полномочий или с превышением таковых служит основанием для отказа в иске, вытекающем из этой сделки, к представляемому, если только не будет доказано, что последний одобрил данную сделку (пункты 1 и 2 статьи 183 ГК РФ). Отдельно рассмотрены вопросы одобрения сделок.

← К списку публикаций